Григорий Лавров о карьере в медиаиндустрии и профессиональном вдохновении

ДругоеРазвитие карьерыУправление командой

О том, как построить успешную карьеру в медиа, во что нужно инвестировать свободное время, а также почему не нужно бояться ошибок, рассказывает Григорий Лавров, генеральный директор «Медиа Альянса». #людикоторыевдохновляют
Поделиться
Telegram
Вконтакте
WhatsApp
LinkedIn
Facebook

Оглавление

Добро пожаловать в проект #людикоторыевдохновляют.

Мы создали его, чтобы рассказать вам о тех профессионалах, которые вдохновляют и мотивируют нас — своей успешной карьерой, достижениями и отношением к жизни. Поговорим о карьерном и личном развитии, трендах на рынке труда и о качествах, которые помогают достигать успеха. 

Наш новый гость — Григорий Лавров, генеральный директор «Медиа Альянса».

Кто вы по образованию? Как складывалась ваша карьера?

Я учился в СПБГУ на филологическом факультете, на кафедре математической лингвистики. Одно из направлений этой специальности — учить компьютер говорить и понимать человеческую речь. Так что, если бы я всё-таки пошел работать в соответствии с дипломом, возможно, сейчас находился бы в Кремниевой долине и обучал бы Siri.

Но где-то на 3 курсе я понял, что это не то, чему я готов посвятить свою жизнь. Я начал осматриваться, разговаривать об этом с людьми из своего окружения, с друзьями. И мне повезло попасть в журнал «Афиша», который тогда только что открылся в Петербурге, на позицию менеджера по альтернативной дистрибуции. На собеседовании я честно сказал, что опыта у меня нет, ничего подобного я ни разу не делал, но готов учиться. Мне поверили, взяли, и надеюсь, что не пожалели.

Со временем круг моих обязанностей расширился, туда вошли PR и маркетинг, я стал профессионально расти и в какой-то момент понял, что в Петербурге мне тесно. Я отправился в Москву и пришёл в журнал «Maxim» на позицию бренд-менеджера. Это была интересная школа: в Москве совсем другие масштабы.

Следующим шагом стал переход на телеканал Discovery, который набирал людей для только что открывшегося офиса. Здесь я работаю уже 10 лет и прошёл путь от менеджера по маркетингу до генерального директора компании «Медиа Альянс», совместного предприятия Discovery, Inc. и «Национальной Медиа Группы».

Как бы вы описали свою индустрию? Что вас в ней так зацепило?

У медиа есть важное преимущество: ты можешь напрямую видеть результаты своей работы, и другие люди их тоже видят. Это цепляет.

И для меня лично очень важен контент — он всегда был мне интересен: и как текст, и как звук, и как изображение. Я вижу это как возможность работать в креативной индустрии, при этом рассматривая её с точки зрения бизнеса, администрирования, менеджмента, развития.

И, наконец, очень вдохновляет то, что это крайне динамичная индустрия. Особенно сейчас: меняются правила игры, трансформируются бизнес-модели. Кого-то это может напугать, но не меня. Кроме того, учитывая позицию, которую я занимаю, и компанию, в которой я работаю, у меня есть возможность не только наблюдать за этими изменениями, но и влиять на них, фактически «делать историю». Это вдохновляет.

«Учитывая позицию, которую я занимаю, и компанию, в которой я работаю, у меня есть возможность не только наблюдать за изменениями, но и влиять на них, фактически «делать историю». Это вдохновляет».

Что, на ваш взгляд, нужно, чтобы построить успешную карьеру в медиа?

Первое — любить медиа, любить контент сам по себе.

Второе — быть готовым к постоянным изменениям и уметь в них навигировать.

И третье — интересоваться тем, что происходит в медиа по всему миру. Какова ситуация в Штатах? Какая стратегия у стримеров в Китае? Как Европа реагирует на те или иные вызовы в медиа? То, что сегодня на другом континенте, завтра окажется здесь.

Как пандемия повлияла на рынок кабельного ТВ? С какими вызовами столкнулся ваш бизнес, какие возможности открылись?

Во время локдауна телесмотрение несколько увеличилось, хотя до наших каналов эта тенденция дошла с некоторым опозданием. Сначала люди больше интересовались новостями, но в какой-то момент они устали: невозможно всё время слушать про коронавирус — и начали переключаться на развлекательный контент. «Дощёлкивали» до таких кнопок, куда раньше не добирались. Но в России этот эффект был менее заметен, чем в Европе и в Штатах, потому что у нас и так по-прежнему довольно много людей смотрит телевидение.

Конечно, у медиакомпаний — как международных, так и российских — были проблемы с контентом, потому что многие съёмки остановились. На Discovery это сказалось в меньшей степени, так как у канала огромные запасы — порядка 8000 премьерных часов каждый год, — на которых можно продержаться очень долго. И потом, наш контент в основном неигровой, и многие шоу смогли переформатироваться. Герои сами себя снимали — благо, сейчас технологии это позволяют. Из нашего портфолио тяжелее всего пришлось каналу Eurosport, потому что многие спортивные мероприятия были отменены.

И есть ещё один важный аспект: мы поняли, что прекрасно можем работать из дома, не теряя свою эффективность. Благодаря постоянной коммуникации с нашими зарубежными партнёрами — с Discovery, с Warner Media, — вся наша инфраструктура и так была заточена на удалённое общение с большим количеством людей. Что такое Zoom, мы узнали гораздо раньше, чем многие другие компании, и активно пользовались им ещё до пандемии. Поэтому переход на удалённый режим оказался для нас относительно безболезненным, и в результате, многое переосмыслив, мы планируем перейти в гибридный режим работы навсегда.

Как вы относитесь к профессиональному выгоранию? Случалось ли это с вами или с вашими коллегами?

Что касается меня, то тут всё просто. Я очень много работаю, и для меня 11–12-часовой рабочий день — это норма. Хотя, конечно, я не робот и периодически чувствую усталость. Но есть очень важный фактор: компания всё время предлагала и предлагает мне возможности для профессионального и личного роста. Иногда даже с некоторым опережением. Синхронизация моих чаяний и амбиций с тем, что дают индустрия и компания, — залог того, что мне не становится скучно.

Если говорить о команде, то я думаю, что здесь главное — честность. Когда ты теряешь мотивацию и не можешь продолжать работать в том же ритме, это проблема. И её надо обсуждать, чтобы понять причину. Возможно, человек просто устал, и ему нужна перезагрузка. Он вернётся из отпуска, и всё будет нормально. Либо он слишком многое делает сам, вместо того чтобы делегировать часть своей команде. Или проблема в слабой укомплектованности кадрами, когда физически не хватает людей и возрастает нагрузка на каждого отдельного члена команды. Но, может быть, сотрудник действительно потерял интерес к тому, что он делает. Есть много вариантов развития событий, и главное — озвучить проблему руководителю.

Мы надеемся на осознанность нашего персонала по отношению к себе и своему развитию. И у Discovery, и в «Медиа Альянсе» есть соответствующие программы. Мы стараемся слышать людей и пытаемся понять, куда они смотрят, какие у них амбиции и как мы им можем в этом помочь. И потому призываем их к абсолютной честности и открытости. Если человек хочет стать генеральным директором компании, я буду рад, если он об этом скажет. И я не подумаю: «Его надо уволить, потому что он метит на моё место». На самом деле, конечно, так не говорят, но обозначают: «Я хочу больше заниматься контентом». Или: «Мне интересно двигаться в стратегию». Или: «Я хочу больше коммерческой вовлечённости». Это помогает нам выстраивать планы по отношению к персоналу. Но это работа не только компании, но и самого сотрудника.

«Синхронизация моих чаяний и амбиций с тем, что дают индустрия и компания, — залог того, что мне не становится скучно».

Как вы относитесь к тому, чтобы сменить профессию, индустрию в сознательном возрасте?

У меня такого опыта не было. Мне пока нравится то, что я делаю, и желание радикально всё поменять не возникает, но я не исключаю, что когда-нибудь оно может появиться. И не вижу в этом ничего страшного.

Чисто теоретически я понимаю, почему такое происходит. Становясь старше, наверное, больше начинаешь ценить удовлетворение от того, что делаешь. В молодости мы готовы приносить некие жертвы, чтобы заработать деньги. Но постепенно на первый план выходят другие вещи. Какую ценность я создаю? Что останется после меня? Сделаю ли я жизнь людей вокруг лучше? Что я вообще делаю? Имеет ли это смысл? Нужно ли это кому-нибудь? Мне кажется, это и побуждает людей идти на какие-то изменения. И, слава богу, сейчас есть возможность это сделать. Раньше можно было только запить с горя.

Есть ли шанс вот так прийти в «Медиа Альянс»?

Шанс есть всегда. Если приходит человек, который работал бухгалтером на металлопрокатном предприятии, и говорит: «Я хочу стать маркетинг-менеджером канала Discovery», — то, наверное, это не самый лучший вариант. Но можно прийти в финансовый отдел и выстроить свою карьеру так, чтобы потом каким-то образом переместиться в другую сферу, пусть даже в маркетинг. Понятно, что это займёт время, такие вещи не происходят за один день. Но здорово, если человек озвучивает свои амбиции сразу.

По какому принципу вы подбираете людей в свою команду? Как определяете потенциал кандидата? Какие вопросы на интервью задаёте, чтобы понять, что это ваш человек?

У меня нет вербализованного алгоритма. Конечно, это зависит от позиции, но в целом для меня важно, как человек общается. Умеет ли он донести свою мысль, не заблудившись по дороге? Готов ли он слушать и воспринимать? Как он формулирует свою точку зрения и вообще имеет ли её? На собеседовании я могу спросить, зачем кандидат пришёл в телевизионную компанию, когда все вокруг говорят, что телевидение умирает? На этот вопрос нет правильного ответа. И я его не жду, я смотрю на то, как человек мыслит. Как аргументирует.

«Красным флажком» для меня являются либо попытки угадать правильный ответ, либо уход от ответа, когда человек 15 минут что-то говорит, так ничего в итоге и не сказав. Вместо того чтобы просто признаться: «Я не знаю». Это тоже ответ, и на самом деле совершенно нормальный.

Для каких людей открыты двери вашей компании, как к вам попасть? Идеальный кандидат «Медиа Альянса» — это…

Я бы сказал, что это человек, который хочет и умеет работать в команде, готов к изменениям и способен быстро на них реагировать. И не боится совершать ошибки.

Стоит ли кандидату на собеседовании говорить о своих ошибках?

Я считаю, что про ошибки говорить надо. Возможно, не стоит с этого начинать и первым поднимать эту тему, но, когда тебя на собеседовании спрашивают об этом, мне кажется, нужно ответить честно. Потому что если ты говоришь, что не совершал ошибок, ты, очевидно, лжёшь. Когда мне приходилось отвечать на такие вопросы, я говорил прямо: «Поступил следующим образом, но, к сожалению, вышло не так, как хотелось бы. И вот какие уроки я из этого извлёк — поменял свою стратегию, тактику, линию поведения, метод планирования». Для меня важно уметь акцентировать внимание на выводах.

«Я считаю, что про ошибки говорить надо. Возможно, не стоит с этого начинать и первым поднимать эту тему, но, когда тебя на собеседовании спрашивают об этом, мне кажется, нужно ответить честно».

Случались ли ошибки, неудачи в вашей карьере? Как вы с ними справлялись?

У меня, конечно, случались ошибки, и психологически было сложно. Вбитая в нас ещё на излёте советского времени установка, что ошибка — это плохо, по-прежнему живёт, и вытравить это из себя до конца никогда не получится. Но мне опять же повезло, потому что я всегда был окружён людьми, которые мои ошибки прощали и давали мне второй шанс, возможность на этих ошибках научиться.

Кроме того, в медиа — и в западных, и в российских — уже давно пришло понимание, что наша индустрия всегда предполагает риск, а риск и ошибка связаны напрямую. Если ты боишься допустить ошибку, то не будешь рисковать, а это значит, не совершишь прорыв, который достигается только методом проб и ошибок. И слово «ошибка» в этом словосочетании ключевое. Говорят, многие западные технологические гиганты даже поощряют ошибки: «Ошибайтесь больше, это полезно!»

Я толерантно отношусь к ошибкам сотрудников, но если человек наступает на одни и те же грабли в третий раз и не извлекает никаких уроков, у меня появляются вопросы.

Что, на ваш взгляд, чувствует человек, который добился успеха? Как выглядит успех?

Мне кажется, что успех — это скорее внутреннее состояние, а не внешние атрибуты. Ты успешен, если ты себя таковым ощущаешь. Остальное зачастую мишура либо компенсация.

Ещё мне вспомнился один интересный тезис из недавно прочитанной книжки: успех определяется не тем, сколько у тебя денег или какую должность ты занимаешь, а тем, насколько ты сам владеешь и распоряжаешься своим временем.

Я склонен с этим согласиться. Ведь в отличие от денег, которые так или иначе всегда можно заработать, время — это то, на что мы не можем повлиять. Оно утекает. И потому, когда у тебя есть свобода распоряжаться своим временем, это, наверное, и есть настоящий успех.

«Успех определяется не тем, сколько у тебя денег или какую должность ты занимаешь, а тем, насколько ты сам владеешь и распоряжаешься своим временем».

Во что нужно инвестировать своё свободное время?

Свободное время нужно инвестировать в себя. Надо отдыхать, перезагружаться и переключаться. Другое дело, что для разных людей это может выглядеть по-разному. Я, например, решил учить ещё один иностранный язык, и могу сказать, что для меня это удовольствие. Хотя это тоже интеллектуальный труд, но я так переключаюсь.

Кто-то, может быть, просто лежит на диване и смотрит сериалы или читает книжку весь день. И это тоже нормально. У многих появляется комплекс вины: «Как же так? Я ничем полезным не занимаюсь!» Нужно избавляться от этой установки. Ничего не делать тоже бывает полезно.

Как вы расслабляетесь, наполняетесь энергией для новых побед?

У меня нет экзотических хобби: я не прыгаю с парашютом и не покоряю Эверест. Я путешествую, когда получается, хожу в спортзал — это тоже разгрузка. Общаюсь с друзьями, смотрю кино, читаю книжки.

Я не очень люблю бизнес-литературу. «10 секретов успешного предпринимателя» — это не моя история. Из недавних книг нон-фикшен, которые произвели на меня впечатление, могу посоветовать «Factfulness». Автор — известный учёный, который рассказывает о том, как правильно воспринимать статистические данные. Об ошибках, которые мы совершаем, интерпретируя их, и о том, как это связано с всеобщим чувством приближающегося апокалипсиса. Возникает неожиданный вывод, что всё не так плохо, как нам часто кажется.

Сейчас я планирую прочитать книжку «Никаких правил. Уникальная культура Netflix» от их СЕО Рида Хастингса. Она много обсуждалась ещё в прошлом году, но я тогда не успел её прочитать. И уже понимаю, что не со всеми положениями буду внутренне согласен. Но всё равно это интересно.

Каким, на ваш взгляд, должен быть настоящий лидер? Как развивать в себе лидерские качества и нужно ли это всем?

Я не уверен, что существует какой-то универсальный ответ на этот вопрос. Мне повезло работать с разными людьми, которых я считаю лидерами. И они не всегда были моими непосредственными руководителями, но все умели вдохновлять. Именно это притягивало меня.

Важно умение донести и обрисовать стратегию. Куда мы идём? Почему мы туда идём? Как мы туда дойдём? Мне кажется, что в современном мире, и уж точно в медиа, формат трудовых отношений «Делай, что тебе сказали» и «Копать от забора до обеда» уже не работает. Людей надо вовлекать и заряжать своими идеями. А также задавать вопросы и слушать. Хотя, мне кажется, в России доминирует представление о том, что лидер должен давать ответы.

Есть ли среди предпринимателей или топ-менеджеров те, кто вдохновляет вас?

Мне нравится то, что делал и продолжает делать Боб Айгер, предыдущий СЕО Disney, — то, как он трансформировал компанию. Он рисковал и принимал решения, не всегда правильные «в моменте», но интересные для истории. С точки зрения бизнеса привлекает внимание то, что делает Джефф Безос, который превратил Amazon из онлайн-продавца книжек в гиганта электронной торговли.

Если говорить о России, то мне кажется интересным многое из того, что делает Константин Эрнст. В бизнесе выделяется Олег Тиньков. Его проекты всегда в тренде, на пике и вызывают ажиотаж.

Есть ли что-то, что вас демотивирует?

Отсутствие интересных мне перспектив развития — как профессионального, так и личного. Именно по этой причине я уходил с предыдущих мест работы. Но здесь пока что мой интерес не угасает.

Какие ближайшие профессиональные цели вдохновляют вас больше всего?

Меня вдохновляют планы по цифровизации, которые я пока не могу озвучивать. Кроме того, мы сейчас выстраиваем новую культуру компании, работая над документом под названием «Культурный код». Мне это очень интересно, потому что раньше я ничего подобного не делал. Обычно такие вещи, как ценности и приоритеты, спускаются сверху. Последние события в мире и в индустрии стали толчком, чтобы пересмотреть и переформулировать нашу корпоративную культуру.

И ещё меня заводит конкуренция. Сейчас в медиа производится большое количество интересного и крутого продукта. На многие вещи смотришь и думаешь: «Жаль, что это сделали не мы». Планка всё время повышается, и для меня это вдохновляющий фактор.

Поделиться
Telegram
Вконтакте
WhatsApp
LinkedIn
Facebook

еще из блога

обратная связь

Задайте вопросы, оставьте отзыв или выскажите предложения
Я отношусь к категории
Я хочу

спасибо

Ваше сообщение уже летит менеджменту компании Get experts

поговорим?

Мы с благодарностью относимся к вашим фидбэкам – они помогают нам становиться лучше.

Мы обрабатываем данные посетителей и используем cookie согласно политике.