Марина Велданова, д. м. н., профессор бизнес-практики, директор Центра развития здравоохранения Школы управления «Сколково»

Интервью

Добро пожаловать в проект #людикоторыевдохновляют. Мы создали его, чтобы рассказать вам о тех профессионалах, которые вдохновляют и мотивируют нас — своей успешной карьерой, достижениями и отношением к жизни. Поговорим о карьерном и личном развитии, трендах на рынке труда и о качествах, которые помогают достигать успеха. Наш новый гость — Марина Велданова, д. м. н., профессор бизнес-практики, директор Центра развития здравоохранения Школы управления «Сколково».
Поделиться
Telegram
Вконтакте
WhatsApp
LinkedIn
Facebook

Оглавление

Кто вы по образованию? Как складывалась ваша карьера? Расскажите про свой карьерный путь.

Мой карьерный путь состоял из нескольких ступеней. Первая специальность — врач, я закончила 2-й Медицинский институт им. Н. И. Пирогова. Поступить туда мне, кстати, удалось только с третьего раза, несмотря на красный диплом. Делая попытки поступить в институт, я работала на кафедре хирургии 2 года и планировала стать хирургом. Поступила я на педиатрический факультет и в процессе обучения приняла решение стать педиатром-эндокринологом.  Это достаточно редкая специальность, например, в Москве таких врачей чуть больше двухсот.

После окончания ординатуры начала работать детским эндокринологом в Московском эндокринологическом диспансере. По сути у меня было сразу три работы: в диспансере, где я вела амбулаторный прием, в Республиканской детской клинической больнице, где я обследовала своих пациентов в стационарных условиях, и на кафедре детских болезней 2-го меда, где я начала готовить свою кандидатскую диссертацию. Часто выезжала в Брянскую область в составе врачебных бригад для обследования жителей загрязненных после Чернобыльской аварии территорий. Но в те времена обеспечить себя и семью, даже работая на нескольких работах, было сложно, да и перспективы дальнейшего развития были весьма туманны.

Однажды моя коллега из академического центра читала лекции на проектах австрийской фармацевтической компании Boehringer Ingelheim и рассказала мне, что они набирают медицинских научных сотрудников. Я прошла собеседование и в июне 1993 года стала медицинским представителем первого набора в этой компании. Решиться на этот шаг было нелегко: мне было почти 30 лет, я была врачом редкого направления детской тиреоидологии, имела своих пациентов, почти написала кандидатскую — и должна была прийти на базовую должностную ступень в иностранную фармкомпанию без знания языка.  Это был серьезный вызов для меня, не скрою.

Все сложилось интересно и успешно. Всего в фармацевтике я проработала 25 лет. Половину этого времени я занималась маркетингом, начала еще в Boehringer Ingelheim, а спустя 7 лет стала маркетинговым директором в компании Берлин-Хеми. Эту специальность я очень полюбила, потому что маркетинг в фарме — это не маркетинг с единственной целью продаж, а маркетинг через образование и обучение целевой аудитории. У меня всегда было ощущение важной миссии. Я никогда не переставала считать, что продолжаю работать в здравоохранении, просто на стороне фармы. Более того, если бы я работала врачом, то вылечила бы тысячи пациентов, а работая с инновационными продуктами и алгоритмами лечения, я имела возможность помочь десяткам миллионов людей.

Новым профессиональным для меня этапом стала компания Поольфарма-АКРИХИН в 2006 году. Через 2 месяца после начала работы в качестве директора по маркетингу меня назначили генеральным директором. Если честно, эта должность никогда не казалась мне неинтересной: я думала, что в ней очень много рутины, организационных процессов. Но тем не менее следующие 12 лет я отработала генеральным директором в двух фармацевтических компаниях. Эта роль также оказалось одной из моих самых любимых, она давала ощущение целостности как стратега, лидера, эксперта, предоставляла возможность влиять на большие системы, создавать многофункциональные команды и вести их к достижению стратегических целей. Более того, одновременно с позицией генерального директора в IPSEN, на которой я отработала 10 лет,  я стала также старшим вице-президентом: под моим руководством были директора и команды других стран СНГ.

Пройдя эти три профессиональные жизни — врач, маркетолог и executive manager, приближаясь к возрасту «заслуженной пенсии» — я начала задумываться о своем следующем шаге. Я четко осознала, что «стать лучшей компанией на рынке» мои намерения выросли в «сформировать и вырастить лучшую команду, помогать людям развиваться». Это привело меня в Школу управления «Сколково», где я хотела развить себя как преподавателя, коуча, наставника. В 2018 году я стала студенткой первого набора программы «Executive-коучинг для развития руководителей, топ-команд и организаций», и программы «Лидеры как преподаватели», а к концу обучения, по сути, уже стала сотрудником Школы «Сколково». Сегодня я профессор бизнес-практики, директор Центра развития здравоохранения Школы «Сколково», executive-коуч, сертифицированный в международной коучинговой федерации, профессиональный ментор — работаю теперь в помогающей профессии.

Важный урок в смене карьерного трека —  поддерживать и не обесценивать себя, так как путь от одного пика до другого, это не только подъёмы. Чтобы забраться на следующий пик, с предшествующего нужно спуститься, и иногда приходится спускаться даже ниже, чем ты был до этого. Про это очень многие забывают.

Что для вас успешная карьера? Какие личные качества и действия, на ваш взгляд, нужны, чтобы ее построить? Почему кто-то добивается успеха, а кто-то нет?

На мой взгляд, успешная карьера означает удовлетворение собственных потребностей с опорой на свою личную миссию. Потребность может быть в финансовой безопасности, и поэтому для кого-то много зарабатывать— это успех. Или это может быть потребность в социальной безопасности, одобрении — тогда на вершине своей карьеры он работает в команде, имеет признание, возможно, даже является публичным лицом. Даже если человек не очень много зарабатывает, но работает в благотворительной организации, он может быть успешен, потому что это его миссия – помогать и заботиться о других.

В таком контексте для успешной карьеры нужно в первую очередь научиться слушать и понимать себя. Только осознавая, что ты хочешь сделать по-другому, какую имеешь миссию и какие потребности, можно найти свое дело. Конечно, важны еще и мужество, умение рисковать, чтобы все-таки ступить в неизвестность и начать что-то делать. Видеть возможности, менять свои решения, обновлять цели — все эти навыки надо развивать. Без них успешным можно стать разве что случайно.

Как часто, на ваш взгляд, стоит учиться? Какие форматы и на каком этапе своего карьерного развития стоит выбирать? Расскажите про ваш опыт обучения в «МАМАРМЕН», INSEAD, Школе «Сколково» и др.?

Я считаю, что как минимум раз в 10 лет нужно получать какое-то более или менее серьезное образование. Мы можем оказаться в новой специальности, и тогда необходимо собрать и пересмотреть свой опыт, увидеть пробелы и заполнить их. То же происходит, когда мы остаемся в прежней сфере: за 10 лет индустрия уходит далеко вперед, и приходится развиваться вместе с ней.

Я бы посоветовала не реже чем раз в 3 года проживать какой-либо образовательный опыт. Неважно, будет это тренинг, курс или обучение искусству. Такой подход позволяет «учиться переучиваться», расширять свой кругозор и стимулировать появление новых нейронных связей в мозге.

Людям, которые действительно хотят из себя что-то вырастить, не учиться ничему новому дольше года — это опасно. Обучение может быть длинным или коротким, офлайн или онлайн — в любом случае ты получаешь от него энергию, чтобы двигаться дальше. Так что, с моей точки зрения, чем чаще, тем лучше.

Например, на своем опыте, после нескольких лет работы в маркетинге я пошла в 1997ом учиться в Международную академию маркетинга и менеджмента (МАМАРМЕН). Не могу сказать, что там было блестящее образование, тогда бизнес образование в России только начало появляться, но это, тем не менее,  помогло мне многое структурировать. Там я получила специальность и в каком-то смысле внутреннее право быть маркетологом.

Проработав несколько лет генеральным директором, я снова оказалась перед вопросом: «А все ли я знаю, все ли понимаю?» Поэтому в 2008 году поехала учиться в INSEAD на Executive International program – программу для CEO и CEO-1 со всего мира. Это образование меня действительно изменило. Оно научило смотреть на мир не с позиции функционального эксперта, а с позиции первого лицо, дало понять, что не так важно, где ты жил и кем работал, важно быть готовым к развитию. Благодаря INSEAD я стала увереннее в себе и подняла английский язык до того уровня, когда действительно начинаешь на нем думать. И, конечно, нельзя недооценивать нетворкинг: со многими участниками программы мы до сих пор поддерживаем общение, делаем совместные проекты.

После INSEAD я закончила несколько программ в Школе управления «Сколково» —«Executive-коучинг для развития руководителей, топ-команд и организаций», «Лидеры как преподаватели» — программа для зрелых лидеров, которых учат как именно делиться своими знаниями. Все эти знания легли в основу моей текущей деятельности.

В чем преимущества Школы управления «Сколково»? Могут ли полученные там знания конкурировать с образованием в международных бизнес-школах?

Школа управления  «Сколково» — лучшая в стране бизнес-школа с международной аккредитацией. Это единственная школа России, которая вошла в топ-50 школ мира по версии Financial Times. По качеству корпоративных программ она стала 21-й в мире. Второе преимущество Школы «Сколково» — социальный капитал и нетворкинг. Быть выпускником этой школы — это уже определенная социальная роль. Третьим достоинством я считаю специфическую корпоративную культуру. Это особая среда с высокой интеллектуальной плотностью, где каждый сфокусирован на развитии и взаимопомощи. Компетентность, социум и атмосфера — вот что отличает эту школу от других с моей точки зрения и дает мощный толчок к развитию.

Можно ли, на ваш взгляд, кардинально сменить карьеру в сознательном возрасте? И стоит ли? С чего начать движение в эту сторону?

Мое поколение росло в парадигме, где есть одно образование и одна профессия на всю жизнь. Сегодня молодежь живет совсем в другой установке. Дети выбирают не дело жизни, а следующую специальность: сейчас она такая, через несколько лет может измениться, а на смену второй позже придет третья.

Нынешнее поколение будет жить и работать долго, и ни одна профессия в том виде, в котором она есть сейчас, столько времени не проживет. Человеку, который это принимает, будет гораздо проще адаптироваться и менять себя или свою профессию, что почти равнозначно.

Здесь важно в первую очередь слушать себя: что получается, что нравится — и с опорой на свою миссию стараться стать экспертом в той деятельности, которой занимаешься. Если ты говоришь: «Я стал профессионалом, доказал рынку и себе, что у меня получается», — то с этого момента можно идти дальше.

Существуют ли, на ваш взгляд, барьеры, препятствующие карьерному росту женщин? Были ли у вас какие-то сложности на карьерном пути? Как справлялись?

Исторически Россия — страна, наиболее сбалансированная по гендерным профессиональным ролям. В сферах моего опыта — здравоохранении и образовании — подобных барьеров я не вижу. Возможно, мне повезло оказаться в индустрии, где женщин много, и в другом контексте был бы иной ответ.

Я не сталкивалась с тем, что не могу куда-либо пойти только потому, что я женщина. Были случаи, когда мне не давали перейти на следующий уровень по другим, вполне нормальным причинам, связанным с моими компетенциями или потенциалом.

На мой взгляд, проблема есть в головах самих женщин. Они живут с вымышленным ограничением: «Я женщина – меня не пустят вверх по профессиональной лестнице». Наш экономный по своей природе мозг соглашается с этой мыслью и перестает стараться. В женских умах порой присутствует некий социальный эксапизм, когда отсутствие амбиций оправдывается тем, что «Я же женщина, у меня поэтому не получилось». Вокруг этой темы много энергии и разговоров, куда эта энергия расходуется, хотя можно было ее направить в другое, более продуктивное русло.

Назовите 5 навыков, без которых, на ваш взгляд, невозможно будет жить успешному человеку в перспективе 10 лет.

Есть важный навык, которым должен обладать успешный человек, я бы назвала его «гибридность». Я имею в виду навык удерживать себя в моменте, готовым проявляться по разному, опираться на разные свои свойства.

Например, успешный человек должен учиться, и при этом уметь отучаться делать что-то привычным образом. Рефлексия о прошлом должна сочетаться со способностью принимать решения о будущем. Упорство не приведет к успеху без гибкости, а лидерство — без навыка командной работы. Рационализм должен подкрепляться умением чувствовать свои эмоции и эмоции окружающих, а понимание себя — идти рядом с пониманием других.

Дело в том, что если соединить одну часть «гибридов», то получится: учиться, принимать решения, быть упорным, лидером, рациональным. А если соединить другую часть — уметь разучиваться, быть гибким, рефлексировать, быть командным игроком, понимать эмоции, в том числе других. Получается два совершенно разных типа. А я считаю, что для успеха нужна будет именно эта амбивалентность – одномоментное соединение этих на первый взгляд конфликтующих качеств в одном человеке.

Какие основные преимущества и ограничения вы видите в российской системе здравоохранения и фармацевтической отрасли сегодня? Что ждет этот сектор в ближайшей перспективе?

В российской системе здравоохранения по-прежнему работают хорошие врачи в плане компетентности, стремления помочь, желания развиваться.  Как бы их и российское образование в этом направлении ни ругали. Я сейчас достаточно глубоко работаю в этом направлении, посещаю российские и зарубежные клиники, поэтому знаю, что говорю. Помимо этого, есть много правильных трендов в направлении здравоохранения: рост качества диагностики и лечения, соответствие стандартам качества обследований, повышение уровня удовлетворенности населения, цифровизация отрасли. Да, пока это только путь, то, что должно случиться, но мы уже увидели большой рывок в развитии системы. Слова «профилактика», «генетический скрининг» вошли в наш лексикон и становятся нормальной практикой. Наконец-то появился фокус на реабилитацию, что иллюстрирует понимание того, что забота о  продолжительности жизни в современном мире очень важна.  Поэтому, у нас есть хорошая база и правильные тренды, которые выведут здравоохранение на новый уровень.

Но чтобы эти тренды стали реальностью, должна быть проделана огромная законотворческая работа. Нужно отказаться от старых норм и прийти к новым, а на это потребуется время. Темпы развития затрудняет и неоднородность региональных позиций. Финансовые, кадровые, культурологические особенности сильно различаются, и сложно всех вести в одну сторону с равной скоростью. Еще одна проблема — низкая доступность медпомощи. На первом уровне мы решаем только 50% запросов. Людям приходится переходить на более дорогой и высокотехнологичный уровень, который менее доступен — там меньше врачей, оборудования и заведений. Завершает это все низкий престиж медицинской профессии. После COVID-19 этот престиж сильно вырос, но должно прийти еще и социальное признание, в том числе в виде зарплат.

Еще хочу подсветить, что интенсивное развитие коммерческой медицины в последние 20 лет сделали шов, говоря на языке пути пациента, между государственной и частной медициной, очень ощутимыми.  Система воспринимает эти два сегмента, как две разные системы. Моя же установка в том, что это должна быть одна система. Переход от одного сегмента к другому должен быть бесшовным: без дублирования, перепроверок диагнозов и тд.

Что для вас значит слово «успех»?

Для меня успех равен удовлетворенности или даже счастью от того, чем ты занимаешься и где находишься. Когда твои ресурсы соответствуют тому, какие вызовы перед тобой стоят, появляется ощущение потока, а это во многом и есть ощущение счастья. Когда вызов человека выше, чем его компетенции и ресурсы, то он в стрессе. А когда уровень компетенций и ресурсы больше, чем вызов – скучно.

Успех — это в том числе достижение поставленных целей с опорой на свою миссию. Если ты заработал миллион, но чувствуешь себя плохо, значит, не эту миссию ты перед собой ставил.

Мы социальные существа, поэтому для нас успех — еще и признание нашей ценности со стороны людей, которые нам важны. Это может быть даже признание дочкой вас как лучшей мамы на свете. Или попадание вас в список Форбс. Если вы ставите то или это в приоритет, другой рейтинг уже вряд ли будет интересен.

Как вы расслабляетесь, наполняетесь энергией для новых побед?

Я экстраверт, поэтому наполняюсь через общение с людьми. Прежде всего заряжаться получается от близких — там, где безопасность и любовь без оценок. Есть такое понятие, как secure base: это люди, общение с которыми проходит легко и расслабленно, позволяет заряжаться энергией. Моя secure base — семья, близкие, команда.

Прогулки на свежем воздухе и природа тоже наполняют ресурсами. Для меня хорошая практика — поездки к своеобразным «местам силы». Это история не про эзотерику, а про любимые локации — например, где я выросла или где чувствую себя спокойно и хорошо.

Я обожаю читать и делаю это каждый день независимо от графика. Для меня книги — это способ медитации, отдыха, работы с тревожностью. Днем я в основном читаю профессиональную литературу, а на ночь — обязательно хорошую художественную. А еще почти каждый день я смотрю фильмы.

И, конечно, мне помогает качественный сон: минимум 8 часов, свежий воздух и полная темнота.

Посоветуйте, пожалуйста, нашим подписчикам книги, которые вас вдохновляют

В первую очередь на ум приходят книги, на которых я выросла. Не собираюсь их рекомендовать молодежи, но всегда испытываю особый трепет, называя их людям. Это та литература, которая меня долгое время вдохновляла и многое дала мне в жизни: «Как закалялась сталь» Николая Островского, трилогия Юрия Германа про врача Владимира Устименко, «Овод» Этель Лилиан Войнич.

Из развивающих книг, которые подойдут любому человеку, могу посоветовать психологические романы Ирвина Ялома «Шопенгауэр как лекарство» и «Когда Ницше плакал». Они заставляют посмотреть на мир совсем по-другому.

Для тех, кто любит не просто почитать качественную художественную литературу, но и поразмышлять над философией, историей нашей страны, рекомендую сборник Бориса Акунина «Семейный альбом».

Из профессиональной литературы могу выделить книги Лайонела Стэйпли «Личность и групповая динамика» и Клейтона Кристенсена «The Innovator’s Prescription».

Поделиться
Telegram
Вконтакте
WhatsApp
LinkedIn
Facebook

еще из блога

обратная связь

Задайте вопросы, оставьте отзыв или выскажите предложения
Я отношусь к категории
Я хочу

спасибо

Ваше сообщение уже летит менеджменту компании Get experts

поговорим?

Мы с благодарностью относимся к вашим фидбэкам – они помогают нам становиться лучше.

мы используем файлы cookie и сервисы сбора технических данных посетителей сайта. Нажимая кнопку «Принимаю», Вы даете согласие на обработку Ваших персональных данных, собираемых с помощью файлов cookie и сервисов сбора технических данных посетителей, с целью администрирования сайта, улучшения и обеспечения правильной работы сайта, аналитики и таргетирования рекламы.

здесь подробнее о «политике в отношении обработки персональных данных».