Яна Купершмидт о карьере женщин в России, глобальном опыте и наставничестве

ДругоеРазвитие карьерыУправление командой

В чем уникальность корпоративной культуры Hilti, какие 3 ключевых навыка нужны для успешной карьеры юриста и как обстоят дела с карьерой женщин в России? Об этом и многом другом поговорили с Яной Купершмидт, руководителем юридического направления и комплаенс в России и Восточной Европе Hilti.
Поделиться
Telegram
Вконтакте
WhatsApp
LinkedIn
Facebook

Оглавление

Добро пожаловать в проект #людикоторыевдохновляют.

Мы создали его, чтобы рассказать вам о тех профессионалах, которые вдохновляют и мотивируют нас — своей успешной карьерой, достижениями и отношением к жизни. Поговорим о карьерном и личном развитии, трендах на рынке труда и о качествах, которые помогают достигать успеха. 

Наш новый гость — Яна Купершмидт, руководитель юридического направления и комплаенс в России и Восточной Европе HILTI.

Кто вы по образованию? Как складывалась ваша карьера?

Мне очень повезло получить образование, к которому я  изначально стремилась, и всю жизнь – больше 15 лет – работать по специальности. Мне кажется, я подтвердила своё призвание. После юридического факультета Самарского государственного университета моя карьера складывалась довольно гладко: никаких прыжков в стороны, постепенный рост.

Первый работодатель стал для меня огромным разочарованием. Мало того, что генеральный директор отсидел за мошенничество – в Самаре образца 2006 года это было частым явлением. Там в первый и единственный раз в жизни меня обманули с зарплатой: увольняясь, я не получила компенсацию за неиспользованный отпуск. Красный диплом, золотая медаль, престижная школа, обучение в Америке – и после этого я попадаю в такую шарагу! Проработав полгода на должности помощника юриста, я стала юристом и при первой же возможности оттуда сбежала. Но кстати, я там познакомилась с очень хорошими людьми и с некоторыми из них до сих пор общаюсь. Нет худа без добра – из любой ситуации можно что-то вынести, извлечь какой-то урок.

А дальше были in-house и консалтинг, российские компании и международные, и услуги, и товары, я работала единственным юристом фирмы и была частью больших юридических отделов, получая очень разнообразный опыт. И с боссами мне, за упомянутым выше исключением, везло: все они меня очень вдохновляли, тянули, помогали, поддерживали – push and pull.

С июля 2015 года я работаю в Hilti, куда пришла на должность руководителя юридического направления и комплаенс в России и Восточной Европе. Занимая эту позицию, я в два раза увеличила свою команду и зону ответственности. На данный момент у меня в прямом подчинении 7 человек и ещё примерно 10 в матричном функциональном подчинении в Чехии, Словакии, Венгрии, Латвии, Литве, Эстонии, Белоруссии, Казахстане и Украине. Мы растём глобально – если раньше у нас было около двадцати юристов по всему миру, то сейчас мы уже приближаемся к пятидесяти. Для нас это очень значительный рост, поскольку мы привыкли работать с консультантами, и нанимать юристов локально не совсем типично для Hilti. Однако именно на примере России внутренняя экспертиза доказала свою эффективность – здесь сложно работать без юриста in-house, который хорошо знает бизнес и потребности нашего клиента.  

Вы работаете в Hilti более 6 лет. Почему? Какая культура в компании? Что для вас здесь ценно?

Это мой самый длительный опыт работы в одной компании. Когда я пришла в Hilti, мне пообещали, что скучно не будет. И это так.

Каждый день у меня что-то новое – постоянно меняющаяся юридическая и экономическая обстановка, новые задачи, вызовы, новые проекты. Кроме непосредственно юридического направления, я отвечаю за комплаенс, за внутренний аудит, за health and safety, за риск-менеджмент, а с недавнего времени мы вовлечены в процессы устойчивого развития.

Кроме того, Hilti обладает уникальной корпоративной культурой — я говорю это как её реальный потребитель. Это до сих пор семейная компания, и  у нас очень мало иерархии и дистанции. Я лично видела собственника компании Майкла Хилти, когда он приезжал в Москву и общался с коллегами из российского офиса. Мы задавали ему вопросы, и он отвечал на них очень откровенно.

Хотя у нас работает почти 30 000 человек, CEO компании Кристоф Лосс знает, в том числе, и моё имя. Я с ним несколько раз встречалась на рабочих встречах, он всегда спрашивет, как у меня идут дела на юридическом поприще – это очень приятно. И если мне нужно написать ему или кому-то из высшего менеджмента компании, я могу это сделать, и никто не будет меня модерировать. Не думаю, что даже в самых передовых российских маркетплейсах или IT-компаниях такое возможно. Hilti очень сильно трансформируется в последние годы: мы стараемся быть современными, меняемся и с точки зрения нашего продукта, и с точки зрения нашей культуры, но есть вещи, которые остаются. Мы сохраняем дружелюбную атмосферу, искренние человеческие отношения, любовь к нашему клиенту. Резюмируя, могу сказать, что я большой фанат Hilti.

Какой вы руководитель? Как вы относитесь к ошибкам?

В Hilti я стала более демократичным руководителем: начала больше делегировать, больше позволять. У меня снизился уровень тревожности по поводу ошибок, потом что в принципе в компании отношение к ошибкам нормальное. Ошибся – исправил — едем дальше. Главный вопрос для нас не «Кто виноват?», а «Что делать?». Я переняла этот управленческий стиль, он оказался мне ближе. Я стараюсь быть гибкой, учитывать потребности людей и приводить их в равновесие с потребностями бизнеса.

Для меня важно подбирать правильных людей, которым я могу доверять и делегировать с первого дня, с которыми я буду общаться на равных, не глядя на них сверху вниз. Более того, если их экспертиза в чём-то превышает мою, я могу смотреть на них и снизу вверх. Для меня это не является проблемой, потому что я уверена в себе и в своих достижениях. 

Я не боюсь, что кто-то окажется лучше меня, потому что такой человек всегда есть. И это здорово: этот «кто-то» меня подталкивает, стучит снизу и говорит: «Давай! Двигайся дальше! Тебе пора!»

Мне, правда, приятно, когда члены моей команды получают признание среди иностранных коллег. Я искренне радуюсь, когда кто-то из моих ребят приносит классный проект или выигрывает дело в Верховном суде, где я, если честно, никогда не была. Мне кажется, что здесь ключевой момент – не чувствовать себя хуже других и понимать, что я нахожусь на своём месте не потому, что я самый знающий эксперт, а потому что у меня есть опыт и менеджерские навыки, которые помогают мне выбирать лучших людей.

Что нужно, чтобы построить успешную карьеру в юридической сфере? Какой бы вы дали совет тем, кто только начинает ее строить? ​

Прозвучит немного пафосно, но мне кажется, очень важно принимать решения, исходя из задач самореализации, и приносить при этом посильную пользу, ведь профессия юриста в первую очередь про «служение».  Надо просто следовать своему призванию. Каждый ищет его по-своему: кому-то нужно поговорить с профессором или ментором, кто-то вдохновится, прочитав «производственный» роман о юристах, а кого-то «зажгут» дореволюционные речи Анатолия Федоровича Кони.

Какими компетенциями, на ваш взгляд, должен обладать юрист? Soft skills или hard skills – что важнее?

Своим коллегам, команде, новым кандидатам я всегда говорю: «Юрист должен уметь три вещи - читать, писать и говорить». Если какой-то элемент выпадает, юридическую карьеру построить будет сложно.

Начнём с «читать» – это первое, что делает юрист. Он читает законы, постановления, разъяснения, мнения других юристов и должен уловить суть, проанализировать и записать.

Юристы очень много пишут: запросы, письма, договоры. Но самое главное – говорить. Я считаю, что юрист должен любить поговорить – с заказчиками, с контрагентами, в суде. Он должен уметь донести информацию, которую прочитал или услышал, так, чтобы она была понятна и не профессионалу.

Это всё soft skills – уметь читать, писать, говорить, работать с информацией, делать выводы. Обладая ими, юридические знания всегда можно дополнительно получить или обновить. Так что, по моему мнению, вход в профессию относительного лёгкий – для этого не нужно уметь ничего «хардового».

Карьера юриста в корпорации или в юридическом консалтинге: в чем плюсы и минусы каждой?

Если есть здоровье, силы и возможность работать очень много, не следя за балансом, то начать карьеру в консалтинге —  очень здорово. Это очень хорошая профессиональная среда, где можно обрасти знакомствами и получить полезные знания и навыки. Но это не каждому подходит, потому что не все готовы так много работать и, конечно, не все обладают предпринимательской жилкой и способны продавать свои услуги.

Хорошо начать работать в международной корпорации, где есть возможность общаться с коллегами из разных стран, столкнуться с абсолютно разными взглядами, увидеть разные типы ведения бизнеса – я это называю «краткий курс сравнительного правоведения». Везде есть плюсы и минусы, но я, конечно, «корпоративщик», юрист in-house, потому что не совсем предприниматель. И я это про себя знаю.

Как часто стоит учиться юристу? Расскажите про свой опыт учебы в University of Richmond (Virginia, USA). Как это было?

Я, пожалуй, наименее академически титулованный юрист из тех, кого я знаю. У меня всего одно высшее образование, но я не считаю себя обделенный знаниями. Это очень индивидуальный вопрос, и нет никаких гарантий, что, получив много образований, ты сделаешь фантастическую карьеру.

В Америке я оказалась по обмену, ещё учась в Самарском Государственном Университете – мне пришлось брать для этого академический отпуск. Эту программу нашёл мой дедушка: в «Самарской газете» он увидел объявление, что американская некоммерческая организация – из тех, что тогда активно продвигали демократию в странах, ранее входивших в состав СССР – предлагает студентам принять участие в конкурсе на стипендию Госдепартамента США. Так я попала в Университет Ричмонда – хороший, частный, дорогой университет.

Дедушка тогда сказал: «Они шпионов ищут». А я ответила: «Ну, давай попробуем, может, шпионкой стану». Так что, я теперь спящий американский шпион. Они включат какую-нибудь вышку, и все бывшие выпускники программы «расконсервируются». Это шутка, конечно. В первый год я не попала на программу, прошла только на второй раз – был очень большой конкурс, 50 человек на место.  

В Америке я столкнулась с абсолютно другим взглядом на международное право – это моя специализация. С точки зрения Советского Союза, основы международного права проистекали из Версальского мирного договора или из Венской конвенции договоров. А в США меня поразило, что американцы считают источником международного права решения американского Верховного Суда, или американского президента, или американского конгресса. Я подумала: «Ладно. Люди смотрят на вещи с разных сторон. Я сейчас послушаю, что они мне расскажут».

Мне попались очень классные ребята – и русские, и иностранцы. Со многими мы до сих пор поддерживаем отношения, и мне кажется, это был отличный опыт.  И я считаю, если есть возможность поехать куда-то по обмену, получить международную стипендию или поработать за границей, это обязательно нужно сделать. Мне кажется, это важно для любого профессионала – не только для юриста, — который хочет состояться в жизни. Нельзя отказываться от возможностей, если они есть, и более того – их надо искать. Сегодня многие вузы имеют обменные программы, совместные проекты, мир сейчас более глобальный, чем 15 лет назад.      

Есть ли в вашей команде представители поколения Z? Отличаются ли они от представителей предыдущих поколений?

Ребята сейчас другие – по-хорошему другие. Они рабы технологий и не мыслят без них свою жизнь. Они живут в очень глобальном мире, полном таких же глобальных страхов и угроз.

Кроме того, они не такие амбициозные, как, например, мои ровесники, для которых важна каждая ступенька карьеры. Ты уже начальник? А у тебя есть подчинённые? А у тебя есть кабинет? Машина? Секретарша? Раньше кандидат приходил, мы с ним что-то обсуждали, а в конце он спрашивал: «Когда у меня будет следующее повышение? Когда я смогу занять вашу позицию?» Было сразу видно, что у человека есть амбиции, есть ожидания, и становилось понятно, как его «драйвить».

Сейчас у ребят совершенно другие ценности и приоритеты – они хотят больше стабильности и уверенности в завтрашнем дне, стремятся развиваться как эксперты. Но я считаю, здорово, когда в команде представлены разные поколения, – это способствует повышению эффективности. Если все хотят быть начальниками, кто работать будет? Хорошо, что я могу руководить, а кто-то делает работу.

Есть ли в вашей жизни work-life balance? Как вы расслабляетесь, наполняетесь энергией для новых побед?

Я гедонист по натуре и люблю жизнь во всех её проявлениях. И я была бы очень несчастлива, если бы в моей жизни была только работа. Поэтому я за баланс, хоть это и заезженное слово. Надо искать то, что приносит радость и удовольствие.

Для меня ещё со школьных лет это искусство. Особенно я люблю балет и современный танец, концерты классической музыки – у меня абонемент в зал имени Чайковского. Но мне нравится и рок, и современное искусство. Я не пропускаю ни одной премьеры в театре.

Но я не только потребитель контента, моё искусство — это кулинария. Я очень люблю готовить, кормить друзей, семью и покупаю всякие аксессуары, специи, кастрюли, красивую посуду, книги по кулинарии.

И опять же про баланс: люблю кататься на лыжах. Начинается зимний сезон, и я уже жду —  беговые лыжи, лес, я в шапке, с палками.  Мне это доставляет огромное удовольствие.  

А ещё я из Самары, с Волги, а ведь известно, что «волжане тянутся к воде». Поэтому я купаюсь везде: в реке, в озере, в море, в бассейне – где угодно.

Мне везёт — работа позволяет мне соблюдать work-life balance. Я очень благодарна компании, потому что такая возможность есть и у меня, и у моей команды. И я вижу, что наш менеджмент тоже имеет гедонистические наклонности и любит поесть, выпить, поболтать и заняться спортом – у нас есть общие интересы.

Как вы считаете, существуют ли барьеры, препятствующие карьерному успеху женщин? Сталкивались ли вы с чем-то подобным в своей жизни?

Я не буду говорить, что барьеры существуют только в голове женщин. Я считаю, они действительно есть, хотя мне повезло — я с ними не сталкивалась. Но опять же — я ни дня не была в декрете, потому что у меня нет детей, и это мой осознанный выбор. Однако я знаю, что девушки, которые выбирают семью и детей, на некоторое время выпадают из жизни. А в это время кто-то забирает их карьеру.

Я бы не сказала, что это именно «стеклянный потолок». Женщина может достичь очень высокого карьерного уровня, но другой вопрос – сколько ей нужно для этого потратить энергии? Чем она должна пожертвовать?

Мы в России в привилегированном положении по сравнению со многими женщинами в мире – мы эмансипированы исторически. Право голоса, право выбирать работу, право зарабатывать деньги - все эти права появились у женщин в России вместе с Советской властью. Можно ругать Советскую власть за очень многое, но точно не за то, что она дала женщине свободу.

Да, конечно, это была странная свобода: с одной стороны, женщина директор завода, а с другой – она должна сварить суп  и сделать уроки с ребёнком. Но сравнение с Европой впечатляет: я разговариваю со своими коллегами из Швейцарии, из Германии, из Австрии, и выясняется, что они первое поколение женщин, которое работает full-time.

Мамы моих коллег не работали, у них не было высшего образования, они сидели дома и воспитывали детей. Многие из них даже не имели права открыть банковский счёт без разрешения мужа. В Швейцарии в отдельных кантонах до 60-х годов право голоса было только у мужчин. Они голосовали шпагами — вытаскивали шпагу из ножен и голосовали. А у женщины не было шпаги, и она не могла проголосовать.

На данный момент у нас есть перекос, но я думаю, что он постепенно будет пропадать. Мы живём в глобальном мире и видим, как наши коллеги в Швеции уходят в декрет на год, видим, как наши коллеги в Голландии имеют совместную опеку над детьми, и это реальная совместная опека, а не только воскресный папа — пришёл, обрадовал и ушёл. Поэтому, мне кажется, успешные женщины будут в дальнейшем выбирать себе партнёров, которые смогут их поддерживать, смогут балансировать вместе с ними, и мы постепенно научимся это делать.

Есть ли какие-то книги, ресурсы, которые вы готовы порекомендовать?

Я обязательно буду рекомендовать юридические книги и сериалы. Я сама очень люблю «Хорошую жену» — это мой сериал. Там не всё правда, но многое отзывается.

Мне нравятся юридические триллеры Гришема про юридический процесс, про присяжных, продажных судей и хитроумных адвокатов. В 2000-х годах по его романам сняли несколько прекрасных фильмов: например, «Фирма» с Томом Крузом или «Дело о пеликанах». Мне кажется, для того, кто себя ещё ищет и хочет что-то понять о юридической профессии, это очень вдохновляющая история о том, как много может сделать один человек, если он правильно себя применил.

А для души у меня тоже есть интересы, и я всем – особенно москвичам –  рекомендую сходить в ГЭС-2, новый музей или даже дом современного искусства. Это очень крутое здание, в котором сочетается индустриальный стиль старой городской электростанции и современное видение Ренцо Пьяно — итальянского архитектора, который в своё время работал над Центром Помпиду в Париже. И сами выставки современного искусства очень интересные.

Нужен ли, на ваш взгляд, юристу персональный бренд? Из чего он складывается? Как его развивать?

Конечно, нужен. Причём всем – не только юристам, но для меня речь идёт, скорее, о цифровом образе, транслируемом в мир, в котором всё можно «загуглить».

С самого раннего возраста нужно понимать, что цифровой образ требует осторожности.  Он будет с нами всегда, и если в 18 лет вы написали расистскую шутку или выставили фотографию, за которую может быть стыдно, об этом обязательно вспомнят, когда у вас возникнет желание сделать публичную карьеру. Поэтому я не столько за персональный бренд, сколько за достойный, цельный цифровой образ.

Как, на ваш взгляд, выглядит успех?

Успех у каждого свой. Для меня лично это общественное признание, то есть «n+1»: я сама признаю себя и ещё кто-то другой. В таком случае уже можно вести речь об общественном признании.  И при этом важно не потерять себя – своё призвание, предназначение, свою миссию и путеводную звезду.

Есть ли у вас ментор или наставник, который помогает расставлять приоритеты, двигаться к новым целям и достигать их? Кто это?

Ментором может быть кто угодно – не обязательно тот, кто с тобой нянчится. Возможно, это тот, кто тебе дал щелчок по носу, но в нужный момент. Cейчас мне легче: у меня потрясающий HR-директор, она из Словакии. Мы с ней обсуждаем многое: командную динамику, бизнес, приоритеты, цели. Она меня очень поддерживает и сама является примером успешной женщины.

Но у меня есть и личный ментор с детства – это мой папа. У альпинистов существует такое понятие — базовый лагерь. Стартуя на более рискованные маршруты, там они оставляют припасы и палатку, туда они всегда могут вернуться. Папа — это мой базовый лагерь.

Он шахматист-любитель, и это очень влияет на его жизнь – он видит на много шагов вперёд. Он помогает мне выстраивать стратегию, не забывать о своём предназначении, мы с ним много спорим, но при этом он меня очень вдохновляет и всегда поддерживает. У меня вообще прекрасная поддерживающая семья. Все близкие – моя чудесная мама, прекрасная сестра и любимый муж – это мой базовый лагерь.

Конечно, не всем так повезло. Но всегда можно найти себе значимого взрослого, который будет в тебе заинтересован. 

Мне кажется, надо просто смотреть на всех людей в своей жизни так, будто каждый может быть для нас ментором, мастером и учителем. И это не обязательно кто-то феноменально успешный, потому что на разных этапах нам нужны совершенно разные люди. Самое главное – чтобы рядом всегда был кто-то вдохновляющий и поддерживающий.

Поделиться
Telegram
Вконтакте
WhatsApp
LinkedIn
Facebook

обратная связь

Задайте вопросы, оставьте отзыв или выскажите предложения
Я отношусь к категории
Я хочу

спасибо

Ваше сообщение уже летит менеджменту компании Get experts

поговорим?

Мы с благодарностью относимся к вашим фидбэкам – они помогают нам становиться лучше.

Мы обрабатываем данные посетителей и используем cookie согласно политике.